Отбор и обучение

Между солдатами и офицерами стоят сержанты – промежуточное звание со своей внутренней иерархией: младший сержант, сержант, старший сержант и старшина. Обучение сержантов чрезвычайно важно для спецназа, где дисциплина и компетенция необходимы даже в большей степени, чем в повседневной жизни вооруженных сил.

Обычно обучение производится в специальных учебных дивизиях. Каждая из них имеет постоянных штат: генерал, офицеры, прапорщики и сержанты, а также ограниченное число солдат в обслуживающих подразделениях. Каждые шесть месяцев дивизия получает 10000 призывников, которых распределяют в полки и батальоны на временной основе. После пяти месяцев сурового обучения эти молодые солдаты получают свои сержантские лычки и отсылаются в регулярные дивизии. Около месяца уходит на распределение молодых сержантов в регулярных войсках, подготовку учебной базы для нового пополнения и на прибытие свежего контингента. После этого учебная программа повторяется. Таким образом, каждая учебная дивизия является гигантским инкубатором, выпускающим 20000 сержантов в год. Учебная дивизия организована обычно: три моторизованных стрелковых полка, танковый полк, артиллерийский полк, противовоздушный полк, ракетный батальон и так далее. Каждый полк и батальон обучают специалистов по своей специальности, от сержантов пехоты до землемеров, топографов и связистов.

Учебная дивизия задумана для массового производства сержантов для гигантской армии, в которой в мирное время в этом звании служит около пяти миллионов человек, но которая в случае войны значительно вырастет в размерах. В этом массовом производстве есть только один дефект. Отбор сержантов производится не командирами регулярных дивизий, а местными военными агентствами – военными комиссариатами и мобилизующими офицерами военных округов. Такой отбор не может быть, и не является, качественным. Получив приказ от своих начальников, местные руководители просто отправляют несколько машин или вагонов призывников.

Получив свои 10000 призывников, которые не отличаются от других, учебная дивизия имеет пять месяцев для того, чтобы превратить их в командиров и специалистов. Какое-то количество новоприбывших вышлют сразу в регулярные дивизии, поскольку они не подходят для обучения на командиров. Но у учебной дивизии имеются очень жесткие нормативы и она просто не может выслать в регулярные дивизии более чем пять процентов от прибывших. Затем, взамен высланных, прибывают другие, но они не намного лучше по качеству, чем те, которых отослали, поэтому офицеры и сержанты учебной дивизии прилагают все усилия, всю свою злобу и изобретательность, чтобы превратить этих людей в сержантов.

Отбор будущих сержантов для спецназа происходит другим способом, который более сложен и намного дороже. Все призывники в спецназе (после очень тщательного отбора) входят в состав боевых подразделений, где ротный командир и командиры взводов прогоняют своих молодых солдат через очень жесткий курс обучения. Этот начальный период обучения призывников производится отдельно от других солдат. Во время этого курса ротный командир и командиры взводов очень тщательно отбирают (поскольку они жизненно заинтересованы в этом) тех, кто рожден быть лидером. Есть довольно большое количество простых способов для этого. К примеру, группе новобранцев поручили установить палатку вдвое быстрее, но среди них еще нет лидера. В сравнительно простой операции кто-то берется координировать действия остальных. Для выполнения работы выделено немного времени, обещаются различные наказания, если работа будет выполнена плохо или неполно за указанное время. В течение пяти минут группа покажет своего вожака. Опять же, группе дают задачу пройти из одного место в другое по очень сложному и запутанному маршруту, чтобы не потерять ни одного человека. И снова группа вскорости покажет своего лидера. Каждый день, каждый час и каждая минута времени солдата уходит на тяжелую работу, занятия, бег, прыжки, преодоление препятствий, и практически все время эта группа находится без командира. После нескольких дней интенсивного обучения командир роты и командиры взводов отбирают наиболее смышленых, наиболее сообразительных, наиболее сильных, дерзких и энергичных из группы. После окончания курса обучения большинство новобранцев распределяется по отделениям и взводам этой роты, но лучшие из них посылаются за тысячи километров в один из учебных батальонов спецназа, где они станут сержантами. Затем они возвращаются в ту же самую роту, откуда были посланы.

Это очень длинный путь для новобранца. Но он имеет одно преимущество: потенциальный сержант отбирается не местным военным руководителем, ни даже учебным подразделением, а офицером регулярных войск на самом низком уровне – на уровне взвода или роты. Более того, отбор производится на строго индивидуальной основе и тем самым офицером, который через пять месяцев снова получит избранного им человека назад, одетого уже в сержантские нашивки.

Конечно, невозможно ввести такую систему во все Советские Вооруженные Силы. Это приведет к перевозкам миллионов людей с одного места в другое. Во всех других родах войск путь будущего сержанта лежит от места, где он живет, по следующему маршруту: учебная дивизия – регулярная дивизия. В спецназе маршрут следующий: регулярное подразделение – учебное подразделение – регулярное подразделение.

Есть еще одно принципиальное различие. Если другие войска нуждаются в сержанте, то военный комиссариат отправляет призывника в учебную дивизию, которая делает из него сержанта. Но если сержант нужен спецназу, то командир роты посылает троих своих лучших новобранцев в учебное подразделение спецназа.

Учебный батальон спецназа работает по принципу: прежде чем ты начнешь отдавать приказы, ты должен научиться повиноваться им. В целом, задача, стоящая перед учебными батальонами, может быть выполнена очень просто. Говорят, что если закупорить пустую бочку и затащить ее под воду, а затем отпустить ее, то она подскочит над поверхностью воды. Чем глубже ее погрузить, тем быстрее она всплывет и выше подпрыгнет над водой. Так же действуют учебные батальоны. Их задача состоит в том, чтобы затащить постоянно изменяющееся тело человека глубже под воду.

В каждом учебном батальоне спецназа есть постоянный штат офицеров, прапорщиков и сержантов, кроме того, он получает 300–400 новобранцев спецназа, уже прошедших первичную подготовку в разный подразделениях спецназа.

Режим в обычных советских учебных дивизиях можно описать только как жестокий. Впервые я попробовал его студентом в учебной дивизии. Я уже описал условия внутри спецназа. Чтобы понять, какие условия в спецназовском учебном батальоне, надо жестокость помножить в несколько раз.

В учебном батальоне спецназа пустую бочку погружают так глубоко, что есть опасность быть раздавленным внешним давлением. Человеческое достоинство сдирают с него до такой степени, что он постоянно стоит на краю пропасти, а дальше лежит убийство офицера или самоубийство. Офицеры и сержанты учебных батальонов, каждый из них, являются энтузиастами своего дела. Любой, кому не нравится такая работа, надолго не остается, а уходит добровольно на другую более легкую работу в регулярные подразделения спецназа. Только остающиеся в учебных батальонах являются теми людьми, которые получают огромное удовольствие от своей работы. Их работа состоит в том, чтобы отдавать приказы, которые создают или ломают сильнейшие характеры. Работа командира состоит в постоянном наблюдении за находящейся перед ним дюжиной человек, у каждого из которых только одна мысль в голове: убить себя или своего офицера? Это работа для тех, кто наслаждается этим, получая полное моральное и физическое удовлетворение, как каскадер получает удовлетворение, прыгая через девятнадцать автобусов на мотоцикле. Разница между каскадером, рискующим своей шеей, и командиром учебного подразделения спецназа состоит в том, что у первого его удовлетворение длится несколько секунд, тогда как у второго оно продолжается все время.

Каждый солдат, попавший в учебный батальон, получает кличку, почти всегда язвительную. Его могут назвать Графом, Герцогом, Цезарем, Александром Македонским, Луи XI, Амбассадором, Министром иностранных дел или кем-либо подобным. С ним обходятся с преувеличенным уважением, приказов не отдают, а спрашивают его мнение:

– Ваше Превосходительство не будет против почистить уборную своей зубной щеткой?

– Достославный Принц, не озаботитесь ли выбросить при всех то, что вы съели за полдником?

В подразделениях спецназа людей кормят лучше, чем в других отрядах Вооруженных Сил, но их нагрузки настолько велики, что люди все время голодны, даже если их официально не заставляют страдать, то очень обычным наказанием является насильственное опорожнение их желудков:

– Вы отяжелели после обеда, Граф! Не будете ли добры сунуть два пальца в рот? Это сразу облегчит Вас!

Чем более оскорбительные формы наказания выдумает сержант для подчиненного, чем яростнее он атакует его достоинство, тем лучше. Задача учебных батальонов состоит в разрушении и полном уничтожении личности, каким бы сильным характером она не обладала, и превратить человека в лицо, соответствующее стандартам спецназа, в типа, который будет наполнен взрывчатым зарядом ненависти и злобы, и жаждущего мести.

Главной трудностью в выполнении этого процесса человеческой перестройки является поворот злобы молодого солдата в правильном направлении. Он вынужден урезать до самой нижней границы свое достоинство, а потом, точно в назначенной точке, когда он не может более терпеть, ему дают сержантские лычки и отправляют служить в регулярную часть. Там он начинает выбрасывать свою злобу на своих собственных подчиненных, или, что лучше, на врагов коммунизма.

Учебные подразделения спецназа являются местом, где новобранца дразнят, как собаку, вводят его в раж, а затем спускают с поводка. Поэтому не случайно, что драки в спецназе – обычное явление. Каждый, особенно тот, кто служил в учебном подразделении спецназа, несет в себе колоссальный заряд злобы, как грозовое облако несет заряд электричества. Не удивительно, что для рядового спецназа, или, даже более того, для сержанта война является просто прекрасной мечтой, временем, когда ему, наконец, позволят высвободить весь заряд злобы.

Кроме нескончаемого ряда унижений, оскорблений и наказаний, исходящих от командира, человек, проходящий службу в учебном подразделении спецназа, вынужден постоянно вести не менее ожесточенную борьбу против своих товарищей, находящихся в точно таких же условиях.

На первом месте стоит молчаливое соревнование за более высокое положение, за лидерство в каждой группе людей. В спецназе, как мы видели, эта борьба принимает открытые и очень драматические формы. Кроме этой естественной борьбы за первое место, есть и более серьезные стимулы. Происходит это из-за того, что на каждое сержантское место в спецназовском учебном батальоне есть три кандидата, обучающихся в одно и то же время. Только самые лучшие станут сержантами по окончании пяти месяцев. По окончании некоторые получат звание младшего сержанта, тогда как другим не дадут вообще никакого звания, и они останутся рядовыми. Это страшная трагедия для человека – пройти через все испытания учебного батальона спецназа, не получить никакого звания и в конце вернуться в свою часть рядовым.

Решение о произведении человека в сержанты после того, как он прошел учебный курс, выносится комиссией офицеров ГРУ или Управлением разведки военного округа, на чьей территории данный батальон дислоцирован. Решение выносится на основе главных изученных предметов: политическая учеба; тактика спецназа (включая знание вероятного противника и главных целей, против которых спецназ действует); обучение вооружению (знание вооружения спецназа, стрельба из различных видов оружия, включая иностранное, использование взрывчатки); парашютной подготовке, физическая подготовка, оружие массового поражение и защита от него.

Комиссия не обращает внимания на то, откуда прибыли солдаты, а только на степень подготовки к выполнению заданий. В результате, когда командированные возвращаются в свои подразделения, в последних может усилиться дисбаланс. К примеру, рота спецназа, которая послала девять рядовых в учебный батальон в надежде получить обратно трех сержантов через пять месяцев, может получить одного сержанта, одного младшего сержанта и семерых рядовых, или пятерых сержантов, трех младших сержантов и одного рядового. Такая система введена совершенно осознанно. Офицер, командующий ротой с девятью обученными и отобранными им людьми, получает только самых лучших из отобранной группы. Он может поставить любого, кто ему нравится, на должность без оглядки на звание. Рядовых, прошедших через учебный батальон, можно поставить командирами отделений. Сержанты и младшие сержанты, для которых не нашлось достаточно командирских должностей, будут выполнять работу рядовых, несмотря на их сержантское звание.

Кроме только что обученных людей, командир роты спецназа может иметь также сержантов и рядовых, которые прошли обучение раньше, но до сих пор на должности командиров не ставились. Следовательно командир роты может поручить командование отделениями любому из них, тогда как новоприбывшие из учебного батальона будут использоваться в качестве рядовых.

Рядовой или младший сержант, которого назначили командовать отделением, вынужден доказывать свое превосходство, что он действительно достоин этого доверия и что он действительно лучший. Если это ему удается, то ему в свое время присвоят соответствующее звание. Если он недостоин, то его снимут. Всегда найдутся кандидаты на его работу.

Эта система преследует две цели: первая – иметь внутри регулярного подразделения спецназа большой резерв командиров самого низшего звена. Во время войны спецназ понесет огромные потери. В каждом отделении всегда есть минимум двое полностью обученных человека, способных взять на себя командование в любой момент; вторая цель – это вызвать постоянную борьбу между сержантами за право быть командиром. Каждый командир отделения или заместитель командира взвода может быть смещен в любое время и поставлен на любую более подходящую работу. Снятие сержанта с поста командира производится единолично ротным командиром (если это отдельная рота спецназа) или по приказу командира батальона или полка. При снятии бывший командир переходит на положение рядового солдата. Он может сохранить свое звание или его звание может быть понижено, или он совсем может потерять звание сержанта.

Обучение офицеров для спецназа часто производится на специальном факультете Высшего воздушно-десантного командного училища им. Ленинского Комсомола в Рязани. Их отбору для этого училища уделяется огромное внимание. Тот, кто поступает на данный факультет, является лучшим из лучших. Четыре года тяжелого обучения являются также четырьмя годами постоянных проверки и отбора, для того, чтобы установить, достойны ли студенты стать офицерами спецназа или нет. По окончании обучения на специальном факультете некоторых из них посылают в воздушно-десантные войска или воздушно-штурмовые войска. Только самые лучше направляются в спецназ, но, даже и после этого, молодой офицер в любой момент может быть послан в воздушно-десантные войска. Только те, кто является абсолютно пригодным, остаются в спецназе. Другие офицеры набираются из людей, окончивших командные училища, и никогда до этого не слышавших о спецназе.

Начальство ГРУ считает, что специальное обучение необходимо для выполнения любой функции, особенно для лидера. Лидера нельзя подготовить даже при самой лучшей учебной системе. Лидер рождается лидером и никто не может помочь ему или посоветовать ему как управлять людьми. В этом случае советы, исходящие от профессоров не помогут; они только мешают. Профессор является человеком, который никогда не был лидером и никогда им не будет, ведь никто не учил Гитлера, как управлять нацией. Сталин был выброшен из семинарии. Маршал Георгий Жуков, выдающийся военный лидер Второй Мировой Войны, имел миллион человек, часто несколько миллионов, под своим непосредственным командованием практически на протяжение всей войны. Из всех генералов и маршалов его уровня он был единственным, кто не проиграл ни одного сражения. Однако, у него не было настоящего военного образования. Он не учился в военном училище, прежде чем стать младшим офицером; он не учился в военной академии, чтобы стать старшим офицером; он не заканчивал Академии Генерального Штаба, прежде чем стать генералом и, позже, маршалом. Но он им стал. Были Халхин-Гол, Ельня, контрнаступление под Москвой, Сталинград, прорыв блокады Ленинграда, Курск, форсирование Днепра, Белорусская операция, Висло-Одерская и Берлинская операции. Зачем ему нужно было образование? Чему могли научить его профессора?

В каждом штабе военного округа есть Управление по кадрам, которое проделывает колоссальную работу по изучению личных дел офицеров, отбору и назначению офицеров. По инструкциям, исходящим от начальника штаба военного округа, Управление по кадрам каждого округа ищет офицеров, которые соответствуют стандартам спецназа.

Критерии, которые Управление по разведке направляет в Управление по кадрам, являются строго секретными. Но любой может с легкостью сказать, глядя на офицеров спецназа, какими качествами они обладают обязательно.

Первое, и самое важное, из них – это, конечно, сильный несгибаемый характер и признаки врожденного лидера. Каждый год тысячи молодых офицеров с различными специальностями – из ракетных сил, танковых войск, пехоты, инженеров и связистов проходят через Управление по кадрам каждого военного округа. Каждый офицер представлен своим досье, в котором описаны очень важные вещи. Но это не является решающим фактором. По прибытии в Управление кадрами молодого офицера опрашивают несколько опытных офицеров, специализирующихся на кадровых делах. Во время этих собеседований с предельной ясностью выясняется, что данный человек действительно выделяющаяся персона из массы тысяч других волевых и физически сильных людей. Когда офицер по кадрам выявляет такого, собеседование передается другим офицерам из Управления разведки и именно они, вероятнее всего, предложат ему соответствующую работу.

Но, порой, офицеры для спецназа не отбираются не тогда, когда они проходят через Управление по кадрам. Они проходят через собеседование в любом случае без того, чтобы рассказывать о себе, а просто получив назначение командиром. Затем заметки о них могут проходить через полк, дивизию, армию и округ, чтобы показать, что такой-то и такой-то молодой командир жесток, готов наброситься на любого, но держит свое собственное подразделение, совершая чудеса, превратив отстающий взвод в образцовое подразделение, и тому подобное. Этого человека быстро продвигают, и можно быть уверенным, что его определят в штрафной батальон – не для того, чтобы наказать, но для того чтобы опекать преступников. В этом деле принимает участие Управление разведки. Если офицер командует штрафным взводом или ротой и он достаточно тверд, чтобы управлять действительно трудными людьми, не боясь их, или не страшась применить свою силу, то его будут аккуратно поднимать наверх для другой работы.

Есть и другой способ, с помощью которого отбирают офицеров. Каждый офицер со своим подразделением должен нести караульную службу по гарнизону и патрулировать улицы и железнодорожные станции в поисках преступников. Военный комендант города и офицер, командующий гарнизоном (старший военоначальник в городе) видят этих офицеров ежедневно. День за днем они принимают дежурство от другого офицера, и несут его в течение двадцати четырех часов, а затем передают его другому офицеру. Эта система существует десятилетиями и все служащие офицеры несут эти дежурства по нескольку раз в год. Это подходящий момент для изучения их характеров.

Скажем, в комнату охраны притащили пьяного рядового. Один офицер скажет: «Полейте на него ледяной водой и бросьте его в карцер!» Другой офицер будет вести себя по-другому. Когда он увидит пьяного солдата, его реакция будет примерно следующей: «А, ну, тащите его сюда! Закройте дверь и накройте его мокрым одеялом (чтобы не оставить следов). Я преподам ему урок! Пинка ему в живот! Это научит не пить его в следующий раз! Теперь, парни, бейте его так, как только можете. Вперед! Или я сделаю с вами то же, мальчики! Теперь разотрите его снегом». Не надо иметь большого воображения, чтобы увидеть, к которому из этих офицеров более благосклонно его начальство. Управлению разведки нужно немного людей – только лучшие.

Второе наиболее важное качество – это физическая стойкость. Офицер, которого пригласят, вероятнее всего, бегун, пловец, лыжник или атлет по какому-либо другому виду спорта, требующему длительных и очень концентрированных физических усилий. А третьим фактором является психический уровень человека. Лучше всего, чтобы он был здоровенным парнем с широкими плечами и огромными кулаками. Но этот фактор может быть проигнорирован, если человек, хоть и слабого телосложения, без широких плеч, но имеет действительно крепкий характер и значительный уровень психической устойчивости. Такого человека, конечно, возьмут. Долгая история человечества показывает, что сильный характер встречается среди небольших людей не реже, чем среди гигантов.

Любой молодой офицер может быть приглашен присоединиться к спецназу независимо от своей предыдущей специальности в Вооруженных Силах. Если он обладает требуемыми качествами: железной волей, духом беспрекословного подчинения ему, безжалостностью и независимостью при действиях и принятии решений, если он по натуре игрок, который не побоится поставить на кон что угодно, включая свою жизнь, его, в конечном счете, пригласят в штаб военного округа. Его проведут по бесконечным коридорам в маленький кабинет, где с ним поговорит генерал и другие старшие офицеры. Молодой офицер, конечно, не будет знать, что генерал является руководителем Управления разведки военного округа, или что полковник рядом с ним – глава третьего отдела (спецназ) этого Управления.

Атмосфера собеседования расслабляющая, с улыбками и шутками с обеих сторон. «Расскажите нам о себе, лейтенант. Чем Вы интересуетесь? В какие игры играете? Это у Вас рекорд дивизии по бегу на лыжах на десять километров? Очень хорошо. Какие результаты показали Ваши люди на прошлых стрельбищах? Как Вы живете с Вашим заместителем? Он – трудный парень? Как Вы управляетесь с ним?»

Постепенно беседа подходит к обсуждению вооруженных сил вероятного противника и принимает форму легкого экзамена.

– Перед Вашей дивизией по фронту располагается американская дивизия. У американской дивизии есть ракеты «Лэнс». Отвратительная штука?

– Конечно, товарищ генерал.

– Предположим, лейтенант, что Вы начальник штаба советской дивизии, как Вы уничтожите вражеские ракеты?

– Своими ракетами «9К21»

– Очень хорошо, лейтенант, но расположение американских ракет неизвестно.

– Я попрошу воздушные силы определить место их нахождения и, по возможности, разбомбить их.

– Но там плохая погода, лейтенант, и сильная противовоздушная оборона.

– Тогда я пошлю вперед разведывательную роту нашей дивизии, чтобы найти ракеты, перерезать глотки их обслуге и взорвать сами ракеты.

– Неплохая идея. На самом деле, очень хорошая. Слышали ли Вы когда-нибудь, лейтенант, что в американской армии есть подразделения, известные как «зеленые береты»?

– Да, слышал.

– Что Вы о них думаете?

– Я рассматриваю этот вопрос с двух точек зрения – политической и военной.

– Расскажите, пожалуйста, об обеих.

– Они являются наемными головорезами американского капитализма, грабителями, убийцами и насильниками. Они сжигают деревни и убивают население, женщин, детей и стариков.

– Достаточно. Ваша вторая точка зрения?

– Они являются изумительно обученными подразделениями для действий в тылу противника. Их дело – парализовать вражескую систему командования и управления. Они являются очень могучим и эффективным инструментов в руках командования...

– Очень хорошо. И что бы вы подумали, лейтенант, если бы мы организовали нечто подобное в нашей армии?

– Я думаю, товарищ генерал, что это было бы правильное решение. Я уверен, товарищ генерал, что это – завтра нашей армии.

– Это – сегодня нашей армии, лейтенант. Что Вы скажете, если мы дадим Вам шанс стать офицером этих войск? Дисциплина – железная. Ваша власть, как командира, будет практически абсолютной. Вы один будете принимать решения, над Вами не будет никого.

– Если мне сделают такое предложение, товарищ генерал, я соглашусь.

– Хорошо, лейтенант, теперь Вы можете вернуться в Ваш полк. Вероятно, вы получите такое предложение. Продолжайте Вашу службу и забудьте, что этот разговор имел место. Вы, конечно, представляете, что случится с вами, если кто-нибудь узнает, о чем мы говорили?

– Я понимаю, товарищ генерал.

– Я сообщил Вашему командованию, включая командира полка, что Вы предстали перед нами как кандидат на пост пограничника с Китаем – Монголией, Афганистаном, на островах Северного Ледовитого океана – наподобие этого. А теперь, до свидания, лейтенант.

– До свидания, товарищ генерал.

Офицеру, перешедшему в спецназ из другого рода войск, не надо проходить дополнительный курс обучения. Его назначают сразу в регулярное подразделение и дают под команду взвод. Я много раз присутствовал на занятиях, где молодой офицер, поставленный командовать взводом, знал о спецназе намного меньше, чем многие из его людей, не говоря о его сержантах. Но молодой командир быстро учится вместе со своими рядовыми. Нет ничего постыдного в этой учебу. Офицер не мог ничего знать о технике и тактике спецназа.

Для молодого офицера нет ничего необычного в том, что в этих условиях он начнет занятие, объявит его тему и цели, а затем прикажет старшему сержанту вести урок, а сам займет место среди рядовых. Его взвод будет всегда чувствовать твердость командирского характера. Люди всегда будут знать, что командир является вожаком взвода, единственным и беспрекословным лидером. Да, есть вопросы, на которые он еще не может ответить, и оборудование, с которым он еще не может обходиться. Но они все знают, что если придется бежать десять километров, их новый командир будет среди первых добежавших, а если понадобится стрелять, то их командир будет, конечно же, лучшим. Через несколько недель молодой офицер совершит свой первый прыжок с парашютом вместе с самыми молодыми рядовыми. Ему дадут возможность прыгать столько, сколько он пожелает. Командир роты и другие офицеры помогут ему усвоить то, что он до этого не знал. Ночью он будет читать совершенно секретные инструкции, и месяцем позже он будет готов вызвать любого из своих сержантов на соревнование. А еще через несколько месяцев он станет лучшим в любом предмете и будет учить свой взвод, просто дав ему самую самоуверенную из всех команд: «Делай, как я!»

Офицер, назначенный в спецназ из других родов войск без прохождения какого-либо специального обучения, конечно, является необычным человеком. Офицеры, командующие спецназом, выискивают таких людей и доверяют им. Опыт показывает, что эти офицеры без специальной подготовки показывают намного лучшие результаты, чем те, которые закончили специальный факультет Высшего Воздушно-десантного командного училища. В этом нет ничего удивительного или парадоксального. Если бы Михаил Кошкин прошел специальное обучение в конструировании танков, он никогда не создал бы лучший в мире танк Т-34. Точно так, если бы кто-то вздумал учить Михаила Кошкина, как конструировать пулемет, то он был бы посрамлен гением-самоучкой.

Офицеры ГРУ считают, что надо находить сильных и независимых людей и говорить им, что надо сделать, оставляя за ними право выбора способа выполнения поставленной задачи. Именно поэтому инструкции по тактике спецназа такие короткие. Все советские уставы вообще значительно короче, чем в западных армиях, и советский командир руководствуется ими намного реже, чем его коллега на Западе.

Офицер могучего телосложения является только одним из типов офицера спецназа. Есть и другой тип, чье телосложение, ширина плеч и тому подобное не принимается во внимание, хотя этот человек должен иметь не менее сильный характер. Этот тип можно было бы назвать «интеллигенцией» спецназа, и он включает офицеров, которые напрямую не поставлены в строй, а которые работают больше головой, чем руками.

Конечно, нет четкой линии, которую можно провести между этими двумя типами. Возьмем, к примеру, офицеров-переводчиков, которые, вроде бы, относятся к «интеллигенции» спецназа. В каждой роте спецназа есть офицер-переводчик с беглым знанием, по крайней мере, двух иностранных языков. Его контакт с людьми из роты существует, главным образом, потому, что он обучает их иностранным языкам. Но, как мы знаем, это не тот предмет, который занимает много времени у солдата спецназа. Переводчик постоянно находится в роте возле командира, действуя как его неофициальный адъютант. На первый взгляд, он является «интеллектуалом». Но это всего лишь первое впечатление. Ведь переводчик прыгает вместе с ротой и проводит много дней с ней, совершая марши через горы, песок и снег. Переводчик будет первым забивать гвозди в голову вражеским пленным, чтобы получить от них необходимую информацию. Это его работа: выдергивать ногти, разрезать надвое языки (известно, как «делать змею») и засовывать горячие угли в рот пленникам. Военные переводчики для Советских Вооруженных Сил готовятся в Военном институте.

Среди студентов этого института есть такие, которые физически сильны и жестоки, с сильными нервами и характерами, как гранит. Именно этих приглашают в спецназ. Поэтому, хотя переводчик иногда похож на представителя «интеллигенции», его трудно отличить от командиров взводов той роты, где он служит. Его работа – не просто задавать вопросы и ожидать ответа. Его работа – получать правильные ответы. От этого зависят и успех миссии, и жизни огромного количества людей. Он должен заставить пленника говорить, если тот не желает, а получив ответ, переводчик обязан вытащить из пленника подтверждение, что это именно правильный ответ. Поэтому он применяет к пленнику не очень «интеллектуальные» методы. Принимая это во внимание, переводчики в спецназе не могут рассматриваться ни как командиры, ни как интеллектуалы, а только как связь между этими двумя классами.

Чистых представителей «интеллигенции» спецназа обнаруживаются среди офицеров разведывательных отделов спецназа. Их отбирают из различных родов войск, их физическое развитие не является ключевым фактором. Это офицеры, которые уже закончили военные училища и прослужили не менее 2 лет. После обучения на третьем факультете Военно-Дипломатической Академии они работают в разведывательных отделах (РО) и центрах (РЦ). Их работа заключается в наблюдении за вербовкой и напрямую за агентурной сетью. Некоторые из них работают с агентурно-информаторской сетью, некоторые – с сетью спецназа.

Офицер, работающий с агентурной сетью спецназа, является офицером спецназа в полном смысле. Но его не сбрасывают с парашютом и ему не надо бегать, драться, стрелять или резать людям глотки. Его работа заключается в том, чтобы изучить успехи тысяч людей и находить среди них тех, кто подходит спецназу; изыскать способы добраться до них и побольше узнать о них; установить с ними связи и развивать последние; а затем завербовать их. Эти офицеры носят гражданскую одежду большую часть времени, а если им надо одеть военный мундир, то они одевают форму тех войск, где до этого служили: артиллерия, инженерные войска, медицинская служба. Или они надевают мундир того подразделения, внутри которого спрятано разведывательное подразделение спецназа.

Старший командный состав спецназа состоит из полковников и генералов ГРУ, закончивших главных факультет Военно-Дипломатической Академии, которым является первый или второй факультеты, и много лет проработавших в центральном аппарате ГРУ и в его резидентурах за границей. Каждый из них обладает первоклассными знаниями о стране или группе стран, поскольку проработал за границей длительное время. Если появится возможность продолжения работы за границей, он продолжит ее. Но обстоятельства могут сложиться так, что дальнейшие путешествия за рубеж становятся невозможными. В этом случае он продолжает служить в центральном аппарате ГРУ или в Управлении разведки военного округа, флота или группы сил. Он при этом управляет всеми инструментами разведки, включая спецназ.

Я часто встречал людей этого класса. В каждом случае это были молчаливые и скрытные люди. У них элегантный внешний вид, хороший командирский и иностранный языки и изысканные манеры. У них в руках огромная власть, и они знают как эту власть применять.

Некоторые, однако, являются людьми, которые никогда не заканчивали Академию и никогда не были в странах, считающихся потенциальными противниками. Они возвышаются благодаря своим врожденным качествам, полезным контактам, которые они умею завязывать и поддерживать, своим усилиям добраться до власти и своей постоянной и успешной борьбой за власть, которая полна хитроумных трюков и огромного риска. Они отравлены властью и борьбой за нее. Это единственная цель в их жизни и они идут на это, карабкаясь по скользким склонам и вершинам. Одним из элементов успеха в этой их жизненной борьбе является, конечно, подчинение им различных соединений, и их готовность в любой момент выполнить любое задание высшего командования. Ни один высший чиновник спецназа не может руководствоваться моральными, юридическими или другими соображениями. Его восходящий полет или падение зависят целиком от того, как выполнено задание. Можете быть уверены, что задание будет выполнено любой ценой и любым способом.

Я часто слышал, как говорили, что советский солдат – очень плохой солдат, потому что он служит в армии всего два года. Некоторые западные эксперты считаю невозможным подготовить хорошего солдата за такое короткое время.

Это правда, что советский солдат является рекрутом, но необходимо помнить, что он является рекрутом в полностью милитаризированном государстве. Достаточно вспомнить, что каждый партийный вождь в Советском Союзе, находящийся у власти, имеет военное звание генерала или маршала. В целом, советское общество является военизированным и затопленным военной пропагандой. С самого раннего возраста советские дети самым серьезным образом вовлечены в военные игры, часто с использованием настоящих автоматов (а иногда даже и боевых танков), под руководством офицеров и генералов Советских Вооруженных Сил.

Те дети, которые проявляют особый интерес к военной службе, вступают в Добровольное Общество Содействия Армии, Авиации и Флоту, известное по начальным русским буквам как ДОСААФ. ДОСААФ является полувоенной организацией с 15 миллионами членов, регулярно обучающихся военному делу и занимающихся спортом военной направленности. ДОСААФ не только готовить молодежь к военной службу, он также помогает резервистам поддерживать свою квалификацию после прохождения службы. ДОСААФ имеет колоссальный бюджет, широкую сеть аэродромов, учебных центров и клубов различных размеров, использование которых позволяет давать начальную и дополнительную подготовку по военным специальностям различного профиля, от снайперов до радистов, от летчиков-истребителей до аквалангистов, от планеристов до космонавтов и от водителей танка до людей, которых обучают на военных врачей.

Многие из выдающихся советских летчиков, большинство космонавтов (начиная с Юрия Гагарина), известные генералы и чемпионы Европы и мира по военным видам спорта начинали свою карьеру в ДОСААФ, часто в четырнадцатилетнем возрасте.

Люди, руководящие ДОСААФ на местах, являются отставными офицерами, генералами и адмиралами, но люди, которые руководят ДОСААФ на самом верху, являются генералами и маршалами действительной службы. Среди наиболее известных руководителей этого общества были генерал армии А.Л. Гетман, маршал военно-воздушных сил А.И. Покрышкин, генерал армии Д.Д. Лелюшенко и адмирал флота Г. Егоров. По традиции высшее руководство ДОСААФ включает начальников из ГРУ и спецназа. К примеру, в настоящее время (1986 год) первым заместителем председателя ДОСААФ является генерал-полковник А. Одинцев. До этого, в 1941 году он служил в подразделении спецназа на Западном Фронте. Подразделением командовал Артур Спрогис. Всю свою жизнь Одинцев был напрямую связан с ГРУ и терроризмом. В настоящее время его главной работой является учить молодежь обоих полов к суровой борьбе на войне. Наиболее обещающие из них будут позже посланы служить в спецназе.

Когда мы говорим о советских мобилизованных солдатах, и особенно о тех, кого призвали в спецназ, мы должны помнить, что каждый из них прошел трех- четырехлетнюю интенсивную военную подготовку, уже прыгал с парашютом, стрелял из автомата и прошел курс выживания. У него уже развиты выносливость, сила, настойчивость и воля к победе. Различие между ним и солдатом регулярной армии на Западе состоит в том, что солдат регулярной армии получает за свои усилия плату. А наш молодой человек денег не получает. Он фанатик и энтузиаст. Он сам платит (хоти и символические) деньги за то, чтобы научиться использовать нож, бесшумный пистолет, лопатку и взрывчатку.

После завершения службы в спецназе солдат или остается на действительной службе, или возвращается к «мирному» труду, а в свободное время посещает один из многих клубов ДОСААФ. Вот типичный пример: Сергей Чижик, родился в 1965 году. В школе посещал клуб ДОСААФ. Совершил 120 прыжков с парашютом. Затем его призвали в армию, и он служил в специальных войсках в Афганистане. Он отличился в боях и закончил служить в 1985 году. В мае 1986 года в составе команды ДОСААФ он принимает участие в эксперименте по выживанию в полярных условиях. Как один из группы советских «спортсменов» он прыгает с парашютом на Северный полюс.

ДОСААФ во многом является очень полезной для спецназа организацией. Советский Союз подписал конвенцию о неиспользовании Антарктики для военных целей. Но в случае войны, она, конечно же, будет использована военными, а для этого был получен соответствующий опыт. Вот почему обучение прыжкам с парашютом на Южном полюсе в Антарктике планируется спецназом, а выполняется ДОСААФ. Разница чисто косметическая: люди, которые совершают прыжки, будут теми же головорезами, что прошли бои в Венгрии, Чехословакии и Афганистане. Сейчас они считаются гражданскими, но находятся под полным контролем генералов типа Одинцева, и во время войны они станут теми же спеназовскими войсками, коих мы презрительно называем «рекруты».